Почему я люблю евро

К настоящему времени наверняка почти все, кроме, возможно, Жака Делора и Жан-Клода Трише, должны признать, что создание единой европейской валюты – величайшая глупость, которую навязывает правительство ничего не подозревающему народу. Проект «Евро» –это попытка уничтожить самобытную, неоднородную, диверсифицированную Европу. Однако как финансист я в восторге от евро. Введение евро породило «искаженные» цены на европейские активы и те, кто это понял, могли бы зарабатывать, не рискуя. В этом смысле евро – подарок, который до сих пор продолжает генерировать денежный поток.

·         В 2006 году я бы мог заработать, продавая греческий и покупая немецкий суверенный долг.

·         В 2012 году я мог бы купить португальский долг против продажи немецкого долга, будучи на 100% уверенным, что для меня данная операция не несет никакой угрозы потерь. Тогда португальский долг «просел» на 66%, что было явно чрезмерно. Ведь с точки зрения паритетной покупательной способности «валюта португальцев» была недооценена лишь на 30% по сравнению с «немецкой валютой».

·         Накануне выборов во Франции в 2017 году можно было бы купить французские акции против продажи немецких акций. С тех пор французский фондовый рынок опередил немецкий на 15% (теперь я рекомендую закрыть эту позицию).

·         С 2009 года нехеджированная короткая позиция в акциях европейских банков вернулась бы сторицей. С тех пор акции европейских банков снизились на 66%.

Благодаря г-ну Драги и г-ну Трише мы можем предложить еще одну беспроигрышную позицию в европейских активах: короткая позиции по французским государственным облигациям и длинная позиции по итальянским государственным облигациям.

            Математика здесь довольно простая. Как видно из Рис.1 текущая цена 10-летней бескупонные государственной облигации Италии равна 70,5% ее номинальной стоимости, в то время как аналогичный французский котируется на уровне 92.4%. Если я продам французскую облигацию номиналом €100, то получу € 92.4. Вырученная сумма €92.4 позволит мне купить итальянские облигации номинальной стоимостью €131.1. И если евро все еще будет существовать через 10 лет, то я потеряю 8,2% на моей позиции во французских облигациях и заработаю 41,8% на моей позиции в итальянских облигациях. Моя чистая прибыль на каждой позиции будет весьма кругленькой, €31.0. И поскольку мы торгуем европейскими государственными облигациями, то гарантийное обеспечение, минимально. Если предположить, что для короткой продажи французского долга я должен инвестировать 5% (гарантийное покрытие) от всего капитала, то мой доход на вложенный капитал составит 579% (€31.0/€4.62), что существенно выше доходности, которую может сегодня дать денежный рынок Еврозоны.

Еще раз подчеркем, что данный подход подразумевает, что евро будет с нами и через 10 лет. Недавно итальянское правительство дало понять Брюсселю, что верховная власть в Италии принадлежит итальянскому народу, а не неизбранной итальянцами Европейской Комиссии и Европейскому Центральному Банку. Конфронтация началась с проекта бюджета, предложенного Римом на 2019 год. Затем продолжились разногласия по поводу пенсионных пособий. Для Брюсселя и Франкфурта речь идет о финансировании «подачек» для итальянского народа. Если же даже этих подачек не будет, то возникнет риск новых выборов в Италии. Кандидаты-популисты будут сражаться на откровенно евроскептической платформе, напрямую угрожая будущему евро (к ужасу спекулянтов всего мира).

Допустим, что новые итальянские выборы действительно поставят под угрозу существование евро, тогда, какую мы бы могли ожидать доходность 10-итальянских государственных облигаций? От 3% до 5%? Тогда может быть неразумно сейчас покупать итальянские облигации?

Думаю, разумно. Судите сами, Италия в этом году имеет профицит счета текущих операций и «предварительно» профицитный бюджет. И к тому же 70% итальянского государственного долга принадлежит итальянцам, у которых очень незначительное долговое бремя. Напротив, Франция 2018г. характеризуется дефицитом счета текущих платежей и предварительно дефицитным бюджетом, а также имеет отношение совокупного долга частного сектора к ВВП равное более 130%. Короче говоря, Франция сегодня менее конкурентоспособна, чем Италия. Так что в случае распада евро я ожидал бы, что новый французский франк обесценится, по крайней мере, настолько же, если не больше, по сравнению с новой итальянской лирой. Предположим, что цена итальянского бескупонного долга упадет с 71% до 60% (падение на 15%), а французский долг подешевеет с 92% до 70% или даже ниже (падение на 24% или ниже). Поэтому я все равно ожидаю положительный финансовый результат на своей позиции.

На мой взгляд, политическая ситуация во Франции в случае распада евро будет намного хуже, чем в Италии, поскольку Франция сейчас управляется администрацией, стремящейся к еще большей интеграции с Европой, в то время как в Италии все наоборот. В результате доверие к французскому правительству упадет «ниже плинтуса». По сути, администрация Франции будет представлять собой политический труп. Потребуются новые парламентские выборы, а возможно и президентские. И если единая валюта переживет изгнание Италии и при этом Франция останется членом еврозоны наряду с Германией, то французская экономика вынуждена будет конкурировать с обновленной конкурентоспособной Италией, а также другими европейскими экономиками, не входящими в еврозону (Швеция, Великобританию). В результате французское промышленное производство ждет коллапс, а экономику страны – сокращение. То есть цены на французские облигации рухнут в любом случае.

Несколько следующих месяцев я буду мониторить обсуждаемую позицию в европейских активах. И как спекулянт я надеюсь на продолжение подобных торговых стратегий, базирующихся на «нерыночных» ценах порожденных проектом «Евро».





Константин Фенченко